Передышка

Она узнала этот теплый воздух, этот сладкий аромат духов и косметики. Кто-то оставил включенным магнитофон. Лилась тихая музыка. Такая знакомая музыка! Хор тихонько пел рождественскую песню «Безмолвная ночь»!

«Мы в папином магазине, — думала пораженная Рева. - Нас с Пэм привезли в универмаг Долби. Но зачем?»

— Прес, куда ты? — раздался вдруг голос старшего.

— Эй, ты что, забыл? Не называй имен, — рявкнул тот. — Я должен был вырубить охранника. Пойдемте скорее наверх.

— Посмотри, работают ли лифты. Мне совершенно не хочется подниматься на пятый этаж пешком.

— Ого, ничего себе! Как она тебя по губе-то саданула, — воскликнул Прес. — Нужно положить лед.

— Хорошая идея, давайте пошлем за Передышка льдом, — саркастически сказала девица. — Может быть, еще сэндвичей закажем?

— Ну ладно, ладно, успокойся, — миролюбиво откликнулся Прес. — Пока все идет нормально. Мы будем богаты. Миллионеры! Прямо как в кино.

— Ты очень похож на своего брата, — пробормотала девушка. — Делите шкуру неубитого медведя.

— Тю-тю-тю, — ответил Прес.

— А вот и лифты, — сказал старший. — Отлично. Пойдемте.

Реву втолкнули в лифт. Она чувствовала, что Пэм рядом. Раздался гудящий звук, и они поехали наверх. «Зачем нас везут на пятый этаж? Что там, на пятом? Детская одежда. И игрушки. Да. Уголок Санты теперь переместили на пятый. И еще детская парикмахерская. И отдел недорогой обуви... Почему Передышка же пятый этаж? »

— Сюда, - рявкнул парень, грубо выталкивая ее из лифта.

— Я знаю, где мы, - вдруг выпалила Рева. — Мы в магазине моего отца.

— Бинго! Ты выиграла приз, — саркастически заметила девушка. — Развяжите им глаза, иначе никогда не доберемся до места.

Рева зажмурилась - яркий свет ударил в лицо. Несколько раз моргнув, она увидела Пэм, которая тоже щурилась после повязки. Они шли по узкому коридору гуськом, и теперь могли разглядеть троих похитителей. Девушка была совсем молодая, едва ли старше двадцати лет. У нее были высветленные волосы с отросшими черными концами. Если бы не выдававшиеся вперед передние зубы, она была бы вполне красива Передышка.

И вдруг Рева вспомнила их. Магазин, несколько дней назад! Эта девушка уронила контактные линзы, а младший из парней, Прес, худой и довольно симпатичный, с задумчивыми черным глазами, как раз пытался оттащить ее от прилавка. Да, она вспомнила обоих. Третьего, с одутловатым лицом и пивным брюшком, Рева никогда не видела. Его губа распухла с одной стороны, под ней было пятно запекшейся крови. Он затравленно озирался по сторонам.

Прес казался довольно симпатичным, если бм не его явная вульгарность. Он, прищурив глаза, смотрел на Реву, как будто видел ее в первый раз. Та повернула голову и взглянула на Пэм. Чудесные светлые волосы Передышка кузины были спутаны, глаза покраснели. Рева попыталась ободряюще улыбнуться ей, но подбородок Пэм задрожал, и стало понятно, что она тоже смертельно боится.

— Быстрее! Шевелитесь! — рычала девушка. — Где-то здесь должен быть охранник.

Заложниц толкали к торговому залу, куда вел узкий коридор. Сбоку были двери кладовок и подсобок.

— Сюда, — проревел парень.

Краем глаза Рева увидела какой-то отблеск и ахнула. В руках у него был маленький серебристый пистолет.



— Да, он настоящий, — сузив глаза, сказал похититель. — Только дай мне повод им воспользоваться, только дай. Иди вперед, Рева.

Он произнес ее имя так, как будто это было ругательство.

Где же уборщики Передышка? Где ночная охрана? Она знала, что система мониторинга вышла из строя, и ее в данный момент ремонтируют. Рева поняла, что Похитители скорее всего изучили обстановку и точно знали и про мониторы, и про то, что к этому времени уборка пятого этажа уже заканчивается.

Их втолкнули в маленькую квадратную кладовку. Металлические полки около задней стены были пусты. Рядом с ними стоял небольшой алюминиевый стол, в центре — два серых складных стула. Все было покрыто слоем пыли, на полу валялись пустые банки из-под содовой. «Наверное, ндесь иногда обедают рабочие, — подумала Рева. — Но совершенно очевидно, что этой подсобкой очень давно Передышка не пользовались».

Похитители указали девушкам на стулья.

— Можете развязать мне руки? — визгливо спросила Рева. — Шнуры впиваются в запястья.

Девица саркастически поцокала языком.

— Хотя бы немного их ослабьте! — взмолилась Рева. — Вы ведь собираетесь получить деньги моего отца, так неужели не можете обращаться со мной уважительно?

— Хватит! Хватит уже! — сердито воскликнул старший и потрогал рукой свою поврежденную губу. Глаза его расширились от гнева, лицо по­краснело, и он сделал несколько шагов по направлению к Реве.

— Дэнни... — испуганно пробормотала девушка, не сознавая, что невольно открыла его имя.

— Хватит, старина, - вступил в разговор и Прес. Не обращая никакого внимания на своих друзей, Дэнни схватил Реву Передышка за руку.

— Отпусти меня! — закричала та, но он заломил ей руку за спину.

— Дэнни, отпусти ее, — приказала девушка.

— Пожалуйста, отпусти меня! Мне больно! — крикнула Рева высоким, резким, не своим голосом.

— Дэнни, не надо!

Но тот резко дернул ее руку, зловеще улыбаясь. Раздался треск, как будто кто-то сломал карандаш. Резкая боль пронзила руку Ревы, словно электрический заряд, отдаваясь в спине и в шее. Все вокруг побелело, и пол вдруг надвинулся на нее. Тяжело дыша, Дэнни отпустил девушку и отступил назад. Не произнося ни звука, Рева упала, чувствуя, как качаются выложенные кафелем стены.

Неужели это она так стонет? Белая Передышка боль. Ноющая белая боль. Еще один стон - и Рева закрыла глаза. Под веками тоже было все белое, поразительно белое. В ушах звенело, но даже сквозь этот звук она услышала голос Дэнни:

— Мне действительно хочется ее убить.


documentaiqxmar.html
documentaiqxtkz.html
documentaiqyavh.html
documentaiqyifp.html
documentaiqyppx.html
Документ Передышка